admrmr-для-гостей-Main menu-1 уровень

ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ В ОКРЕСТНОСТЯХ РЫБИНСКА

Борисов Н.С., Марасинова Л.М.

(Часть Первая)

Архитектурное наследие рыбинского края заметно скромнее, чем у большинства других районов Ярославской области. Это объясняется не только тем, что значительная часть его территории затоплена ныне Рыбинским водохранилищем. Были и объективные причины, сдерживавшие развитие каменного строительства в этих местах. Если город Рыбинск, благодаря торговле и судоходству, по численности населения далеко опережал другие города губернии и уступал только самому Ярославлю, то Рыбинский уезд, напротив, был одним из самых отсталых в экономическом отношении. Среди 10 уездов Ярославской губернии в конце XIX в. он занимал шестое место по численности населения, восьмое по площади и предпоследнее - по количеству селений, имеющих более 50 дворов. Мелкопоместным было и здешнее дворянство. Большинство помещиков были недостаточно состоятельны, чтобы вести каменное строительство.
И все же, несмотря на это, здесь, по берегам «главной дороги России» и вдоль многочисленных рек и речушек, в XVIII-XIX вв. появилось немало заслуживающих внимание и представляющих интерес усадебных комплексов, памятников архитектуры. Постройки, возведенные в это время в рыбинско-мологско-пошехонском районе, были почти полностью свободны от воздействия традиций ярославской архитектуры XVII столетия, столь заметного в памятниках этого периода центральных и западных уездов Ярославской губернии. Как и во многих других провинциальных городах России, новые архитектурные веяния доходили сюда из Москвы и Петербурга. В результате культовая архитектура здесь выглядит пестрой и разностильной. То смелые по замыслу и мастерские по исполнению, то однотипные, выстроенные по взятым из альбомов образцовым проектам сельские приходские храмы, то обширные, дворцового характера усадьбы, то уютные поэтичные дворянские гнезда.

ТИХВИНО-НИКОЛЬСКОЕ

В 15 км от Рыбинска, вниз по Волге, расположена пристань Красное. Уже с реки на кромке высокого, заросшего черемухой и ольхой правого берега виден белый двухэтажный дом, стройная церковь с колокольней. Это усадьба Тихвино-Никольское, один из наиболее ценных архитектурных комплексов Ярославской области. Ее первым владельцем был гвардейский офицер в отставке Николай Иванович Тишинин. Портреты Тишинина и его жены Ксении Ивановны, исполненные И.Я. Вишняковым, сейчас находятся в экспозиции историко-художественного музея Рыбинска.
Изданный в 1762 г. Манифест о вольности дворянства освобождал дворян от обязательной военной или гражданской службы. В провинции начинается интенсивное усадебное строительство. Выйдя в отставку, Тишинин занялся устройством усадьбы, для которой было выбрано живописное место на берегу Волги. Прежде здесь находилось принадлежавшее Тишинину сельцо Маншино.
Старейшее сооружение в усадьбе одноглавая, одноапсидная церковь Тихвинской Богоматери с трапезной и колокольней. История ее постройки не вполне ясна. Здание принято датировать 1763-1764 гг. Автором проекта некоторые исследователи безоговорочно признают известного петербургского гравера Михаила Ивановича Махаева (1716-1770). Полагают также, что образцом для Тихвинской церкви послужила Симеоновская церковь в Петербурге. Однако в переписке Тишинина и Махаева упоминаются только «упадшая церковь» и «старая колокольня». В архивных материалах сохранилось свидетельство зятя Тишинина, А.О. Кожина, который утверждает, что церковь в Тихвинском была построена в 1757 г. На 1750-е гг. указывают и некоторые общие черты Тихвинской церкви и построенной в 1750 г. Троицкой церкви в Подъяблонном погосте, который находится между Рыбинском и Пошехоньем.
В ожидании посещения его усадьбы императрицей Екатериной II, Тишинин в середине 1760-х гг. пригласил к себе зодчих и художников и с их помощью предпринял работы по обновлению уже существовавших зданий и строительство новых. Именно тогда своеобразный, но все же достаточно непритязательный сельский храм был украшен эффектными портиками, пышной гипсовой лепниной, оконными решетками с вензелем хозяина. Третий строительный период -1780-е гг. - ознаменовался возведением у западного входа в трапезную трехъярусной классической стиля колокольни со шпилем.
Объемно-пространственная композиция Тихвинской церкви в целом весьма характерна для ярославских вотчинных храмов середины XVIII в. Основной объем храма представляет собой высокий четверик, слегка вытянутый по оси север-юг и служащий основанием для восьмерика, увенчанного фигурной главкой на восьмигранном световом барабане. С востока к основному объему примыкает далеко выступающая двухсветная апсида, с запада - использовавшаяся как зимняя церковь, также двухсветная, трапезная и трехъярусная колокольня.
Северный и южный входы в храм оформлены порталами со спаренными колоннами на высоких постаментах. Раскреповка венчающего антаблемента носит явно барочный характер и усиливает их торжественный, триумфальный характер. Расположенные над порталами большие полуциркульные окна фланкированы парными пилястрами, углы четверика акцентированы высокими, идущими до самого карниза рустованными лопатками. Завершается четверик сложнопрофилированным карнизом и невысокими тимпанами. Северный и южный фасады украшены лепниной в виде венков и гирлянд. В наружном уб¬ранстве восьмерика широко использованы обыч¬ные для середины XVIII в. мотивы барокко - крепованные карнизы и тяги, сложные по рисунку налич¬ники с «ушами»; грани восьмерика обработаны пилястрами. Интересной, сугубо местной особенностью декора было использование в отделке этой части здания поливных изразцов.
Настроение праздничности, торжественности, создаваемое стройными пропорциями храма, его богатым декором, сохранялось и в интерьере. Это достигалось во многом благодаря обилию света, свободно льющегося сквозь большие, высокие окна.
Иконы для иконостаса Тихвинской церкви выполняли по заказу Тишинина живописцы из Петербурга, Москвы и Ярославля. Над оформлением интерьера работал также крепостной художник Тишинина Д. Михайлов с учениками. Есть сведения, что в росписи храма участвовала и увлекавшаяся живописью дочь Тишинина Екатерина Николаевна Кожина.
Неподалеку от церкви расположен усадебный дом, выстроенный в 1766-1767 гг. по проекту великого русского зодчего В.И. Баженова. В облике дома раннеклассические мотивы уживаются с традициями барокко. В плане близкий к прямоугольнику, он имеет один ризалит в центре северного фасада и два - по сторонам южного. Все углы здания скруглены. В нижнем этаже располагались хозяйственные помещения и комнаты прислуги, на втором - апартаменты самого хозяина и зал для приема гостей.
Декоративное убранство дома весьма сдержанно. Более парадно выглядит северный, обращенный к Волге фасад. Он украшен пилястрами большого ордера, которые акцентируют углы здания, а также центрального ризалита, завершенного изящным по рисунку аттиком. На втором этаже в центре ризалита помещено тройное итальянское окно, центральный проем которого служил дверью на широкий балкон; по сторонам - высокие окна с полуциркульным верхом. Другие окна оформлены развитыми сандриками в виде чередующихся треугольных фронтонов и сильно вынесенных горизонтальных полок на консолях. Окна нижнего этажа имеют невысокие оконные проемы с наличниками в виде простой прямоугольной рамки с замковым камнем. Венчает здание сложный антаблемент с пояском сухариков и с модульонами, поддерживающими сильно вынесенный карниз; в поле фриза помещены узкие горизонтальные щели-продухи. На скругленных северо-западном и северо-восточном углах здания устроены дверные проемы, ведущие на утраченные ныне небольшие балконы. До настоящего времени сохранился лишь изящный железный навес над одним из них.
С южной стороны, а также на боковых фасадах дом имеет третий, антресольный этаж. За его небольшими квадратными окнами помещались комнаты гувернеров, учителей, музыкантов. Скругленные углы ризалитов южного фасада украшают широкие каннелированные пилястры на всю высоту дома. Антаблемент решен так же, как и на северном фасаде. Среди декоративных элементов здесь следует отметить рельефные полки на консолях, помещенные под окнами антресольного этажа, прямоугольные рамки наличников, рельефную межэтажную тягу.
Интерьеры дома имели богатое внутреннее убранство. Особенно парадно был отделан овальный зал, выходящий своими окнами на северный фасад; его в изобилии украшала лепнина. Мраморная лестница вела на второй этаж. Гостиные были украшены деревянными, расписанными под мрамор колоннами, высокими изразцовыми печами. С большим художественным вкусом были исполнены и такие детали, как оконные рамы, бронзовые дверные и оконные ручки.
Из хозяйственных построек усадьбы сохранились лишь две: сильно разрушенный каретный сарай и приземистый кирпичный сарай рядом с домом. Оба они относятся ко второй половине XVIII в.
Одновременно с возведением дома проводились большие работы по устройству парка, который состоял из нижнего, регулярного, террасами спускавшегося к Волге, и верхнего, пейзажного. Еще и сейчас можно угадать линии аллей нижнего парка, лучами расходившихся от дома. В парке согласно вкусам того времени были сооружены различные «затеи»: беседки, грот, обелиск.
Заботы Тишинина об украшении усадьбы во многом были вызваны намерением Екатерины II совершить путешествие по Волге. Владелец Тихвинского надеялся, что Мать Отечества почтит его своим посещением. В усадьбе к ее приезду были выстроены триумфальные ворота, подготовлены иллюминация, фейерверк, светящиеся картины; в аллеях парка размещены скульптуры, декоративные пирамиды. Императрица осталась довольна оказанным ей приемом и в знак благодарности подарила хозяину усадьбы золотую табакерку. Сообщения о посещении в мае 1767 г. Екатериной II усадьбы Тихвино-Никольское были помещены в газетах; М.И. Махаев увековечил это событие специальной гравюрой.
Успешному завершению строительства усадьбы во многом содействовали широкие деловые и культурные связи Тишинина. Среди его знакомых и корреспондентов были известный художник и гравер М.И. Махаев, архитектор П. Плюсков, журналист Ф.А. Эмин, профессор элоквенции и поэзии Я.Я. Штелин. Тишинин широко пользовался их советами и помощью. Известно, например, что именно Махаев показал наброски Тишина вернувшемуся из Италии молодому Баженову, который в итоге и стал работать над проектом усадебного дома в Тихвинском; подписи к картинам на триумфальной арке в парке написал Штелин, известный как сочинитель стихов для придворных торжеств.
Усадьба Тихвино-Никольское ныне находится в сильно запущенном состоянии.

СЕЛО КРАСНОЕ
Неподалеку от Тихвинского находится село Красное на Волге. Оно упоминается в документах в 1620-е гг. как владение князя А.Г. Долгорукова. Уже тогда здесь находились две деревянные церкви - Георгиевская и Введенская, выстроенные владельцем села. Ныне существующая Введенская церковь была заложена в 1724 г. Владельцем Красного был тогда знаменитый сподвижник Петра I А. Д. Меншиков. После падения Меншикова в 1727 г. строительство надолго приостановилось; церковь была освящена лишь в 1752 г. Есть сведения, что в ее достройке принимал участие рыбинский парусный фабрикант П.М. Нечаев, потомки которого упомянуты среди вкладчиков и прихожан храма в начале XIX в.
Композиционным ядром здания является сильно вытянутый с запада на восток четверик, над восточной частью которого поднимается граненый барабан с куполом, увенчанным фигурной главкой. С востока к нему примыкает полукруглая двухэтажная апсида, а с запада - поднятая на арки открытая галерея-паперть располагавшейся на втором этаже летней Введенской церкви. У западной стены паперти поднималась столпообразная колокольня, не сохранившаяся до наших дней.
Объемно-пространственное решение храма необычно для местного зодчества и напоминает о современных ему храмах Петербурга - Благовещенской церкви Александро-Невской лавры (1717-1722) и соборе Петропавловской крепости (1712-1733). Оригинальность архитектуры свидетельствует о том, что храм строился как вотчинный и его композиция определялась вкусами владельца села светлейшего князя Меншикова.
Северный и южный фасады здания решены одинаково. Три небольших заглубленных в толщу стены оконных проема нижнего этажа, где размещалась теплая Никольская церковь, имеют округлый верх и обведены валиком. Прямоугольные окна второго и третьего яруса лишены какого-либо декора. Между этажами и под карнизом идет поясок поребрика. Западный фасад венчает высокая декоративная стенка криволинейных очертаний. Такая же стенка оформляет и верхнюю часть восточного фасада четверика. По характеру обработки нижних оконных проемов Введенская церковь близка к сооруженной в 1754 г. Благовещенской церкви в селе Благовещенье, расположенном у истоков реки Черемухи.
Описи прошлого столетия свидетельствуют о богатом внутреннем убранстве Введенской церкви. Ныне все оно утрачено.

СЕЛО ХОПЫЛЕВО

Вниз по Волге в десяти километрах от села Красное расположено село Хопылево, пристань Колхозник. Здесь, на краю села, находится очень интересный памятник культового зодчества -собор Богоявленского Островского монастыря. История этой обители известна лишь в самых общих чертах. Возникнув в начале XVI в. на островке посреди Волги, монастырь позднее был перенесен на левый берег. Известно, что во второй половине XVII в. монастырские власти жаловались самому царю Алексею Михайловичу на самоуправства соседних помещиков, на дерзость романовских питейных целовальников, открывших кабак прямо под стенами тихой обители.
К началу XVIII в. монастырь, владевший несколькими сотнями крестьянских душ, уже имел достаточные средства для постройки каменного собора, который и был возведен в 1701 г.
В 1764 г. Екатерина II отобрала у монастырей принадлежавшие им земли. Сотни мелких монастырей были закрыты, а их храмы превращены в обычные приходские церкви. Эта же участь постигла и Островскую обитель. Сохранилось составленное в связи с этим в 1766 г. описание монастыря. Оно зафиксировало не только движимость, но и все имевшиеся тогда постройки. Кроме каменного Богоявленского собора, в описи упоминаются и деревянные здания: надвратная церковь, корпус братских келий, поварня, хлебня, два амбара, погребок, сушило и приворотная изба. Окружала монастырь прямоугольная в плане деревянная ограда со сторонами 150 и 130 м. Из всего этого до наших дней уцелел один лишь древний собор - свидетелю трех веков.
Богоявленский храм представляет собой массивный, поднятый на высокий подклет четверик, увенчанный крупным пятиглавием. С северной и западной сторон на уровне второго этажа храм опоясывают широкие галереи, опорой для которых служит мощная аркада. С востока к четверику примыкают апсиды верхней и нижней церквей, а также апсида Казанского придела, устроенного в северной галерее. Перед западным фасадом расположена шатровая колокольня, под которой находится лестница, ведущая на галереи.
Композиционное решение храма весьма архаично для своего времени. Оно вызывает в памяти такие произведения ярославского зодчества как церковь Ильи Пророка в Ярославле (1647-1650), Крестовоздвиженский собор в Тутаеве (1658). Вместе с тем, монастырские власти несомненно имели в виду и Толгский монастырь, где в 1681-1688 гг. был возведен архаичный по своей архитектуре Введенский собор.
Интересная конструктивная особенность Богоявленского собора - двухстолпие. В интерьере опорой для венчающей части здания служат не четыре, как это принято в ярославском зодчестве XVII в., а всего лишь два столпа. С помощью довольно сложной системы цилиндрических и лотковых сводов часть нагрузки переносится на стены. Двухстолпие позволяет увеличить площадь храма, облегчает восприятие его внутреннего убранства. Этот своеобразный, требующий большого профессионального мастерства зодчих прием зародился еще в середине XVI в. на русском севере и оттуда впоследствии распространился по всей центральной части страны.
Своеобразие конструкции храма ярко отразилось и в его внешнем облике. Восточное прясло южной стены значительно шире двух других. В связи со сложным построением сводов лишь один из пяти барабанов (центральный) сделан световым. Стремясь компенсировать недостаток верхнего света, мастера отказались от галереи на южной стороне. Это позволило ввести здесь дополнительный ярус окон.
Фасадный декор Богоявленского собора, также как и его объемное решение, ориентирован на архитектурные вкусы допетровской эпохи. Все четыре фасада решены по-разному. Южная стена, которая играет роль главного, обращенного к Волге фасада здания, отличается богатством декора. Расположенные здесь оконные проемы оформлены наличниками трех типов: с одним килевидным кокошником, со сдвоенными кокошниками и со сдвоенными треугольными фронтончиками. Широкие лопатки, делящие фасад на три прясла, пересекают межэтажный поясок поребрика. В поле центральной декоративной закомары устроена заглубленная в стену нишка-киот с килевидным обрамлением. К этому следует добавить и утраченное ныне колористическое решение южного фасада: сочетание белого фона стены и фресок, помещавшихся в полукружьях двух других закомар. В середине XIX в. собор был выкрашен в модные тогда желто-белые цвета.
Северный фасад собора выглядит совершенно по-иному. Здесь превалируют крупные архитектурные формы. Низкие, словно вдавленные в землю столбы, торжественно-монотонный ритм несущих арок первого этажа и арочных оконных проемов галереи создают настроение отрешенности. Пластическое богатство северного фасада усиливается использованием в убранстве галереи таких декоративных форм, как многообломный карниз, квадратные ниши-ширинки, широкие лопатки между окнами, а также межэтажный пояс поребрика. Над галереей, в верхней части западного и восточного прясел стены, прорезаны окна, обрамленные наличниками с парными треугольными фронтончиками; центральное прясло не имеет окон.
В оформлении алтарной части храма использованы наличники тех же типов, что и на южной стороне, а также идущий по всему периметру здания межэтажный поясок поребрика.
Перед западным фасадом собора поставлена шатровая колокольня. Ее восьмигранный столп, покоящийся на прорезанном арками кубическом основании, завершается ярусом звона, пролеты которого сильно вытянуты по вертикали. Грани восьмерика оформлены широкими лопатками. Ребра шатра подчеркнуты тонкими валиками-гуртами. В соответствии с общим плоскостным характером декора храма архивольты яруса звона, так же как и треугольные наличники слухов, выполнены в низком рельефе.
Под колокольней находится лестница, ведущая на галерею. Дверной проем летнего храма оформлен богато украшенным перспективным порталом с дыньками. Интерьер сильно пострадал от времени. Полностью утрачен четырехъярусный иконостас, завершавшийся распятием. Однако на стенах частично сохранилась живопись середины XIX в. Некоторые композиции евангельского цикла помещены в пышные рисованные рамы. На южной стене помещена патрональная храму композиция Богоявление, на западной стене интересна композиция Богоматерь Одигитрия с предстоящими.
К северу от Богоявленского собора находится сильно поврежденное приземистое здание из красного кирпича. Это выстроенная в 1910-1914 гг. церковь Александра Невского. Ее суховатые эклектичные формы резко контрастируют с архитектурой собора.
С берегового откоса и от пристани видно, как волнами колышется под ветром темная зелень старых деревьев, а над ней, словно корабль, плывущий по океану времени, высится древний Богоявленский собор.