admrmr-для-гостей-Main menu-1 уровень

ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ В ОКРЕСТНОСТЯХ РЫБИНСКА

Борисов Н.С., Марасинова Л.М.

(Часть Вторая)

Архитектурное наследие рыбинского края заметно скромнее, чем у большинства других районов Ярославской области. Это объясняется не только тем, что значительная часть его территории затоплена ныне Рыбинским водохранилищем. Были и объективные причины, сдерживавшие развитие каменного строительства в этих местах. Если город Рыбинск, благодаря торговле и судоходству, по численности населения далеко опережал другие города губернии и уступал только самому Ярославлю, то Рыбинский уезд, напротив, был одним из самых отсталых в экономическом отношении. Среди 10 уездов Ярославской губернии в конце XIX в. он занимал шестое место по численности населения, восьмое по площади и предпоследнее - по количеству селений, имеющих более 50 дворов. Мелкопоместным было и здешнее дворянство. Большинство помещиков были недостаточно состоятельны, чтобы вести каменное строительство.
И все же, несмотря на это, здесь, по берегам «главной дороги России» и вдоль многочисленных рек и речушек, в XVIII-XIX вв. появилось немало заслуживающих внимание и представляющих интерес усадебных комплексов, памятников архитектуры. Постройки, возведенные в это время в рыбинско-мологско-пошехонском районе, были почти полностью свободны от воздействия традиций ярославской архитектуры XVII столетия, столь заметного в памятниках этого периода центральных и западных уездов Ярославской губернии. Как и во многих других провинциальных городах России, новые архитектурные веяния доходили сюда из Москвы и Петербурга. В результате культовая архитектура здесь выглядит пестрой и разностильной. То смелые по замыслу и мастерские по исполнению, то однотипные, выстроенные по взятым из альбомов образцовым проектам сельские приходские храмы, то обширные, дворцового характера усадьбы, то уютные поэтичные дворянские гнезда.

СЕЛО АЛЕКСЕЕВСКОЕ
Приблизительно в трех километрах от пристани Колхозник расположено село Алексеевское, где сохранился интересный усадебный дом конца XVIII в. В XVIII в. село принадлежало дворянскому роду Шубиных. Судьба одного из них, Алексея Яковлевича Шубина, оказалась связанной с борьбой за престол во второй четверти XVIII в. и потому стала достоянием истории. Гвардейский прапорщик Шубин пользовался особым расположением дочери Петра I Елизаветы. Не любившая Елизавету и вместе с тем опасавшаяся ее как возможную претендентку на престол, императрица Анна Иоанновна распорядилась арестовать Шубина и сослать его в Восточную Сибирь. Для того, чтобы Елизавета не смогла каким-нибудь образом помочь Шубину и вернуть его из Сибири, все материалы о его аресте и ссылке были уничтожены; молодой офицер исчез бесследно. Даже после того, как Елизавета, став в 1741 г. императрицей, распорядилась найти и вернуть Шубина, его следов долго не могли обнаружить. Наконец, его отыскали в одном из самых отдаленных острогов, на Камчатке. Вернувшись в Петербург, Шубин обнаружил, что его место фаворита при Елизавете уже давно занял А.Г. Разумовский. Получив в утешение чин генерал-майора и несколько сот душ крестьян, он удалился в свои ярославские деревни. Умер Шубин в 1756 г.
В 1785-1799 гг. владелец Алексеевского П.И. Шубин выстроил в селе каменную церковь Тихвинской Богоматери, не сохранившуюся до наших дней. Тогда же, в 1790-е гг. был возведен и существующий ныне усадебный дом.
План этого двухэтажного с антресольным этажом здания близок к прямоугольнику. Центральная часть северного фасада отмечена небольшим ризалитом. Южный фасад дома -парадный. Небольшие окна его первого этажа украшены простой рамкой и замковым камнем; над высокими окнами второго, господского этажа размещены сандрики в виде полки и круглые ниши. Монументальный характер здания подчеркивают отчетливо видимые на фоне кирпичной стены белокаменные горизонтальные членения: цоколь, исполненный в высоком рельефе, многоэтажный поясок и тонкая тяга, отделяющая поле фриза. На углах дома помещены кирпичные лопатки-пилястры; венчает его простой антаблемент с сильно вынесенным белокаменным карнизом с модульонами.
Углы южного фасада скруглены. На первом этаже в закруглениях были устроены дверные проемы (ныне переделаны в окна), по сторонам которых располагались небольшие полукруглые ниши; на втором этаже помещалось тройное итальянское окно (его боковые проемы ныне заложены). Дом сильно пострадал от времени. Многие окна растесаны и лишены первоначального оформления.
В целом же усадебный дом в Алексеевской сильно напоминает дом в Тихвино-Никольском. По-видимому, произведение Баженова послужило образцом для строителей шубинской усадьбы. Однако неизвестные провинциальные мастера не сумели достичь той благородной стройности пропорций, того изящества, которым отмечен дом в Тихвино-Никольском. Эта постройка по своему облику оказалась гораздо ближе к добротным, хотя и несколько наивным купеческим особнякам соседнего Романова.
В интерьере дома сохранились филенчатые потолки, лестница на антресоли. Можно проследить и первоначальную анфиладную планировку комнат.
Дом был центром обширной усадьбы. К югу от него находился цветник и регулярный парк, частично дошедший до наших дней. С севера располагается плодовый сад, с запада и востока -пруды. Неподалеку от Алексеевского находится деревня Бурнаково, в которой в 1744 г. родился выдающийся русский флотоводец адмирал Ф.Ф. Ушаков. К сожалению, здесь не сохранилось каких-либо сооружений его времени.

ПОГОСТ НИКОЛА НА ПЛЕСНЕ
На противоположном от пристани Колхозник берегу Волги вдалеке виден силуэт небольшого стройного храма с колокольней. Это погост Никола на Плесне. Но сюда удобнее добраться по шоссе Ярославль - Рыбинск, доехав автобусом до стан¬ции Киндяки. На окраине современного поселка, в котором живут рабочие большого животноводчес¬кого комплекса, за оврагом, виднеются два здания. Одно из них - деревянная Никольская церковь, возведенная, как полагают, еще в XVI столетии, но сильно перестроенная в 1850-е годы.
Церковь Николы на Плесне - это один из немногих сохранившихся памятников деревянного зодчества, некогда многочисленных на ярославской земле. Первоначально это была небольшая церковь клетского типа, состоявшая из двух объемов: собственно храма и алтарного прируба. Колокольня стояла отдельно.
В середине XIX в. после ремонта облик церкви существенно изменился. Ее подняли на каменный фундамент и обшили тесом. Был пристроен западный притвор, исказивший первоначальные пропорции здания. Вместо двускатной крыши основной четверик был пере¬крыт массивным восьмериком с граненым барабаном и шаровидной главкой. Узкие волоковые окна были заложены, а вместо них прорублены новые, широкие. Северный и южный фасады были оформлены в духе позднего классицизма: над окнами появились треугольные фронтоны и полуциркульные арки с замковым камнем. В целом же Никольскую церковь явно стремились уподобить стоящей вблизи Благовещенской церкви, построенной по типу восьмерик на четверике в конце XVIII в. на средства прихожан.
Сейчас, когда тесовая обшивка во многих местах снята, вновь обнажились мощные бревна древнего сруба, открылись очертания заложенных окон, контуры небольшого киота на восточной грани алтарного прируба. Открылись и стали ясны скрытые прежде конструктивные приемы строителей XVI столетия. Венцы основного четверика соединялись в «обло» - с выступающими круглыми концами. При устройстве апсиды использовался другой тип соедине¬ния бревен, без остатка или, как тогда говорили, «в лапу».
К северу от Никольской церкви расположена выстроенная из кирпича благовещенская церковь. Ее объемное решение вполне традиционно для провинциальной архитектуры второй половины XVIII в. Восьмерик, поставленный на кубический объем нижнего яруса, перекрыт сомкнутым сводом; венчает церковь еще один небольшой восьмерик, служащий основанием для фигурной главки в виде чаши с крестом. К основному объему с востока примыкает пятигранная апсида, с запада - приземистая трапезная и трехъярусная колокольня.
Фасадный декор здания выполнен в раннеклассических формах с некоторыми элементами барокко. Об архитектуре предшествующей эпохи напоминают широкие лопатки на углах четверика, многообломные карнизы с раскреповками, наличники окон плоского рельефа с характерными барочными «ушами». В отделке восьмерика и колокольни использованы одинаковые декоративные мотивы: широкие филенки и зубчатый карниз.
Строители учитывали местоположение храма на самой кромке верхней береговой террасы реки, и потому стремились сделать наиболее выразительным его общий силуэт. Отсюда ярусная композиция, вытянутые вверх пропорции объемов. В ложном окне на наружной восточной грани восьмерика помещалась живописная композиция Благовещенье, следы которой видны и поныне. Росписи имелись также и на западной грани восьмерика, в киоте средней грани апсиды. Наличники окон по цвету отличались от стен.
В интерьере Благовещенской церкви сохранилась масляная живопись конца XIX в., а также резной иконостас, относящийся к началу прошлого столетия.

СЕЛО АРЕФИНО

Немало интересных памятников сохранилось и к северу от Рыбинска. Следуя по шоссе Рыбинск -Пошехонье, можно сделать поворот на седьмом километре с тем, чтобы посетить большое село Арефино, расположенное на правом берегу реки Ухры.
По дороге в Арефино находится деревня Васильевское, где сохранилось немало домов конца XIX - начала XX вв., украшенных великолепной пропильной резьбой. Большие, северного типа избы на высоком подклете буквально увешаны ажурным резным декором, размещенным в несколько ярусов. Растительные мотивы незаметно переходят в зооморфные и антропоморфные образы. Навершия наличников, как правило, округлые, что характерно именно для Ярославской области. Их очертания напоминают о развитых барочных наличниках каменных зданий. Торцы бревен покрыты широкими досками, имитирующими пилястры; их верхняя часть оформлена подобием резных капителей. Некоторые дома имеют высокие мезонины с треугольными фронтонами, полуциркульными окнами и вырезами.
Село Арефино расположено на холмистых берегах реки Ухры. В конце XVIII - первой половине XIX в. оно входило в состав ярославских вотчин графов Дмитриевых-Мамоновых. Здесь, на живописном, заросшем липами взгорье, сохранились летняя церковь Рождества Христова, выстроенная в 1789 г., и зимняя церковь Дмитрия Солунского, законченная строительством в 1843 г. Архитектура Рождественской церкви являет несколько наивную попытку объединения раннеклассической объемно-пространственной композиции и традиционного древнерусского пятиглавия. К основному четверику с востока пристроена развитая алтарная часть, с запада -небольшая по размерам трапезная и утраченная ныне колокольня. Северный и южный фасады отмечены сильно выступающими ризалитами, завершенными треугольными фронтонами. Четверик служит основанием для световой купольной ротонды. На вершине ее полусферического купола поставлен световой барабан с луковичной главкой. Еще четыре главки на длинных тонких шеях расположены по краям купола.
Необычное для классицизма размещение пятиглавия на купольной ротонде, по-видимому, было вызвано не вполне удачным подражанием оригинальной композиции Спасской церкви Толгского монастыря (конец XVII - начало XVIII в.) Церковь Дмитрия Солунского представляет собой образец провинциального ампира. Ее трехчастное объемно-пространственное решение вполне традиционно. К основному кубу примыкают два других, прямоугольных в плане объема: с востока - алтарная часть, а с запада - трапезная. Вход в храм устроен на западном фасаде трапезной и оформлен четырехколонным тосканским портиком с треугольным фронтоном. Основной двухцветный четверик имеет характерное для позднего классицизма решение северного и южного фасадов. В простенках между тремя равновеликими прямоугольными окнами нижнего света помещены пилястры дорического ордера. Центральное окно венчает сандрик в виде полки; над боковыми - продолговатые филенки. Над антаблементом пилястр расположено большое полукруглое окно верхнего света, обработанное рустованной аркой, по сторонам которой находятся большие круглые ниши. Стены алтарной части и трапезной прорезаны высокими полуциркульными окнами и рустованы.
Оба здания составляли характерную для каменного культового строительства XVIII-XIX вв. композицию: приземистая зимняя церковь и устремленная ввысь летняя.
Комплекс культовых построек в Арефино дошел до нас в сильно искаженном виде. Утрачены колокольня над западным притвором Рождественской церкви, верхняя часть церкви Дмитрия Солунского, каменная церковная ограда. Однако и в таком виде он остается историческим центром села, его архитектурным ядром.

СЕЛО СПАС
Примерно в четырех километрах от Арефино, на высоком берегу Ухры находится старинное село Спас. Некогда оно было большим и многолюдным благодаря своему расположению близ перекрестка сухопутной дороги из Романова в Пошехонье и водного пути по Ухре, верховья которой находятся недалеко от города Данилова. Село было вотчиной ярославского Толгского монастыря. Уже в XVI в. здесь существовала деревянная Спасская церковь. В 1763 г. на смену ей был выстроен каменный храм того же названия, не сохранившийся до нашего времени. Это был интересный образец типа вось¬мерик на четвери¬ке; массивный классический пор¬тик украшал западный фасад трапезной.
В 1774 г. на средства архимандрита ярославского Толгского монасты¬ря Иринарха вблизи церкви Спаса была возведена летняя церковь во имя Николая Чудотворца.
В начале XIX в. формирование этого комплекса завершилось возведением высокой четырехъярусной колокольни.
Никольская церковь - весьма архаичное для своего времени сооружение. Ее основной объем в плане представляет прямоугольник, сильно вытянутый по оси север-юг. С востока к четверику примыкала далеко выступавшая трехапсидная алтарная часть с традиционными для XVII в. полуколонками; с запада - двухстолпная трапезная. Обе эти части здания ныне утрачены. Сохранилась лишь расположенная на продольной оси колокольня.
Основной четверик храма перекрыт лотковым сводом, на который поставлены пять небольших декоративных глав на высоких тонких барабанах. Наружное убранство Никольской церкви, как и ее композиция, отличаются заметным архаизмом. Поверхность стен четверика оживляют поясок поребрика, украшавший цоколь, широкие угловые лопатки, а также многообломный карниз, служащий основанием для венчающего стены пояса из мелких кокошников, разделенных короткими плоскими лопатками. Окна нижнего и верхнего света, имеющиеся лишь на южном и северном фасадах, отмечены наличниками в виде простой прямоугольной рамки с округлым завершением и едва заметными треугольными выступами по бокам, отдаленно напоминающими уши барочных наличников.
В интерьере храма сохранились фрагменты росписи гризайлью, выполненной в первой половине XIX в. Композиции, на библейские сюжеты помещены в оригинальных восьмигранных медальонах в нижней части свода. Пространство над ними заполнено живописной имитацией нишкессонов и помещенных в них лепных розеток и головок херувимов.
Колокольня Никольской церкви - характерное произведение классического стиля, не лишенное и отдельных черт барокко. Ее прорезанный арками массивный нижний ярус оформлен спаренными пилястрами тосканского ордера, второй ярус декорирован колоннами на углах четверика, а также по сторонам арочных пролетов звона. Антаблемент второго яруса увенчан треугольными фронтонами с дентикулами. Третий ярус колокольни обработан спаренными колоннами коринфского ордера на срезанных углах четверика и ионическими полуколоннами по сторонам проемов; четвертый представляет собой глухой кубический объем, грани которого украшены крупными парными волютами, а фасады имеют круглые ниши, в которых прежде помещались циферблаты часов.
Колокольня завершалась утраченным ныне высоким граненым куполом криволинейных очертаний и шпилем с.яблоком и крестом. В целом в ее архитектуре явно повторяются некоторые особенности рыбинской колокольни.


СЕЛО ТРОИЦА
На шоссе, ведущем в Пошехонье, на двадцать шестом километре, находится село Троица, где сохранилась выстроенная в 1750 г. Троицкая церковь. В XV в. находившееся здесь поселение именовалось «приселком Лаврентьевским» и принадлежало боярскому роду Шейных. В следующем столетии уже под названием Подъяблонный Погост оно входит в состав вотчин Троице-Сергиева монастыря. В 1623 г. источники отмечают существование здесь ветхой деревянной церкви во имя живоначальной Троицы. Этот небольшой храм на подклете был выстроен властями Троице-Сергиева монастыря, с чем связано и его посвящение.
В XIX в. это поселение стало именоваться - село Троица. Ныне существующая Троицкая церковь 1750 г. как по своей продольной планировке, так и по объемно-пространственной композиции может считаться традиционной. Однако в ее архитектурном решении немало интересных черт. Церковь выделяется высотой своих объемов; ее увенчанный пятиглавием основной четверик имеет не два, как обычно, а три яруса окон. Трапезная также, вопреки обыкнове¬нию, двухсветная; введение дополнительного яру¬са окон позволило устроить здесь хоры для певчих на уровне второго яруса. К западной стене трапез¬ной примыкала трехъярусная колокольня. Заказчиком храма был местный помещик Дурново.
По своей архитектуре Троицкая церковь в Подъяблонном погосте несколько напоминает вы¬строенную в 1750-е гг. Тихвинскую церковь в усадьбе Н.И. Тишинина. Дополнительный ярус небольших окон, заметная вытянутость четверика по оси север-юг, применение рустованных лопаток на углах здания, сходство в рисунке наличников - все это сближает оба памятника. И хотя верхняя часть Тихвинской церкви решена иначе - это не мешает говорить о близости строительных приемов. По-видимому, церковь в Подъяблонном Погосте была выстроена той же местной строительной артелью, что и Тихвинская церковь.
Памятник дошел до наших дней с большими утратами: разобрана апсида, растесаны и лишены наличников многие окна, снесен верхний ярус колокольни. Исчезла также каменная галерея на столбах, соединявшая храм с располагавшейся неподалеку богадельней. Выстроенная, видимо, еще в первой половине XIX в., она придавала Троицкой церкви большое своеобразие.
В интерьере храма сохранились росписи первой половины XIX в. в технике гризайль. Композиции на евангельские сюжеты помещены на фоне пышной архитектурной декорации, также выполненной средствами живописи. Некогда здесь находился двухъярусный иконостас, увенчанный распятием. Фрагментарно сохранились и росписи в трапезной, выполненные маслом в 1892 г.

ПОГОСТ НИКОЛА-НА-ЛАПУШКЕ
Ухра, сильно разлившаяся в нижнем течении из-за близости водохранилища, служит границей Рыбинского района. Здесь, рядом с устьем притока Ухры - реки Лапушки, в 1773 г. местный помещик князь СИ. Ухтомский выстроил каменную церковь Николы, у алтаря которой и был похоронен. Композиционным ядром здания является ярусное сооружение типа восьмерик на четверике. Высокий восьмерик увенчан еще одним небольшим световым восьмериком и главкой на тонком восьмигранном барабане. Основанием для нижнего восьмерика служит массивный четверик, к которому с двух сторон пристроены расположенные на продольной оси пятигранная апсида и трапезная, значительно превосходящая по ширине западную сторону четверика. В северо¬восточном и юго-восточном углах трапезной устро¬ены приделы, полукруглые апсиды которых, выда¬ваясь вперед, зрительно смягчают суховатое плас¬тическое решение южного и северного фасадов четверика. У западной стены трапезной располо¬жен пятигранный в плане притвор, служивший основным входом в храм; два других входа помещались на центральной оси северного и южного фасадов четверика.
Весь раннеклассический декор Никольской церкви решен в низком рельефе, что соответствует общему облику храма, отмеченному печатью лаконизма и суровости. Несомненно, на современном виде сказался и ремонт здания, выполненный в 1900 г. пошехонскими мещанами Растороповыми. Можно только сожалеть об утрате отдельно стоявшей колокольни, зрительно составлявшей единое целое с одним храмом. Однако и в таком виде Никольская церковь благодаря ее удачному расположению на береговом холме, стройности силуэта и удачной компоновке объемов может по праву считаться од¬ним из лучших памятников края.
Важнейшей артерией рыбинского края была река Черемуха. В XVII-XVIII вв. земли к юго-востоку от Рыбной слободы именовались Черемошской волостью или Черемхой. Здесь, по берегам реки и ее притоков располагались села и погосты, где до сих пор встречаются памятники каменного и деревянного зодчества.
Выше Рыбинска берега Черемухи становятся исключительно живописными: холмы, поросшие соснами, открытые до самого горизонта дали, прихотливые излучины реки.

АЛЕКСАНДРОВА ПУСТЫНЬ
В десяти километрах от Рыбинска, на холме, у впадения в Черемуху речушки Йоды, расположено село Михайловское. Отсюда, направившись по старому, ныне полузаброшенному тракту на Большое село, можно, преодолев еще около десяти километров проселочной дороги, добраться до села Александрова пустынь. Здесь сохранился самый древний памятник Рыбинского района -каменная церковь Троицы, возведенная около 1678 г. Некогда она служила храмом небольшого затерянного в лесах монастыря, известного уже в эпоху Ивана Грозного. Помимо нее во второй половине XVII в. в монастыре существовали деревянные церкви Онуфрия Великого и Успения Богоматери с приделом Михаила Архангела. Ансамбль дополняла деревянная шатровая колокольня. В XVIII в. обе деревянные церкви были разобраны. В 1764 г. и сам монастырь был упразднен, а его каменная церковь превращена в обычный приходской храм.
Троицкая церковь дошла до наших дней с большими потерями. Сохранился лишь ее основной объем - сильно вытянутый по оси север-юг высокий четверик, перекрытый лотковым сводом, на котором установлены три небольших шатра. Изначально храм имел большую трехапсидную алтарную часть и двустолпную трапезную. К северо-западному углу трапезной примыкала шатровая колокольня. В конце XVIII в. у северной стены трапезной был построен придел в честь Михаила Архангела, частью которого стал нижний ярус колокольни. В первой половине XIX в. к западному фасаду трапезной была пристроена паперть; пол храма был выложен чугунными плитами, закрывшими древний кирпичный настил.
По своему объемно-композиционному решению Троицкая церковь принадлежит к распространившемуся уже в первой половине XVI в. типу монастырских трапезных церквей. Помещение трапезной использовалось по прямому назначению - как место братской трапезы, на которой присутствовали все иноки. Позднее, когда монастырь был закрыт, она стала служить теплой зимней церковью. Особенно удобными трапезные церкви были в зимнее время, когда тепло, поступавшее из трапезной, обогревало и самый храм. Такие трапезные в XVI-XVII вв. обычно строились двухэтажными, что давало возможность для размещения внизу хозяйственных помещений и кухни. Однако бедный лесной монастырь, видимо, не имел достаточно средств для возведения двухэтажного каменного здания.
Внешнее убранство Троицкой церкви отличается необычном для второй половины XVII столетия суровым лаконизмом. Плоскости фасадов оживляют лишь широкие угловые лопатки, узкие, как бойницы, окна и небольшие квадратные ниши киотов. Три невысоких, тесно сдвинутых шатра выглядят несоразмерно малыми по сравнению с громадой основного объема. Однако прежде - до утраты трапезной, колокольни, алтарных апсид - соотношение различных частей здания было иным. Прежний облик Троицкой церкви запечатлел в своих рисунках известный ярославский краевед И.А. Тихомиров, побывавший в Александровой пустыни в конце XIX в. Правильное представление об изначальном виде Троицкой церкви может дать и типологические очень близкая к ней трехшатровая церковь Владимирской Богоматери в Ярославле (1670-1678).

СЕЛО ЕЛОХОВО
Интересные памятники можно увидеть в селе Елохове. Под названием Ильинское оно известно с начала XVII в. Как и многие другие села в Черемошской волости, Ильинское принадлежало в XVI - начале XVII вв. известному боярскому роду Мстиславских. Последний в роде князь Ф.И. Мстиславский в 1621 г. завещал села Сретенское и Ильинское московскому Симонову монастырю, в котором находилась фамильная усыпальница Мстиславских. После секуляризации церковных и монастырских земель в 1764 г. Елохово перешло в ведение Коллегии экономии. Однако вскоре оно стало владением графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского, а затем - его единственной наследницы А.А. Орловой-Чесменской.
До наших дней хорошо сохранился состоящий из двух храмов и колокольни живописный ансамбль, расположенный на окраине села, на высоком берегу реки Черемухи. Пятиглавая трапезного типа церковь Успения Богоматери возведена в 1755 г. на средства прихожан. Основной объем храма представляет собой слегка растянутый по оси север-юг перекрытый сомкнутым сводом и увенчанный глухим пятиглавием двухсветный четверик. Примыкающая к его западному фасаду трапезная имеет прямоугольную форму. С запада к ней примыкает притвор, представляющий собой кубический объем, западный фасад которого оформлен четырехколонным портиком тосканского ордера с треугольным, прорезанным аркой фронтоном; северный и южный фасады притвора выглядят более скромно. Они обработаны по краям спаренными пилястрами с простым антаблементом и треугольным фронтоном.
Ныне облик Успенской церкви отличается крайней сдержанностью декора. Такой она стала после перестройки в 1816 г., осуществленной на средства петербургского купца Е.Я. Пшеницына. Именно тогда в храме был поставлен резной иконостас, выполнены стенописи, положен чугунный пол. Изменился и его внешний вид: была переделана апсида, пробиты два новых окна, оштукатурены стены. О прежнем декоре четверика свидетельствуют лишь некоторые детали: широкие угловые лопатки, многообломный карниз, крытые железом чешуйчатые шаровидные главы.
К югу от Успенской церкви находится церковь Владимирской Богоматери. Она была выстроена в 1785 г. на средства княгини Е.П. Вяземской. При всей традиционности общей схемы - три уменьшающихся восьмерика на кубическом основании с пятигранной, сильно вынесенной алтарной частью - храм запоминается благодаря утонченным, стройным пропорциям. Нижний восьмерик заметно вытянут по вертикали. Развитие объемов продолжают верхние восьмерики, один из которых служит барабаном для фигурной главки в виде чаши с вырастающим из нее крестом. Объемно-пространственную композицию храма дополняют крупная апсида и широкая трапезная с приделами Дмитрия Ростовского и Параскевы Пятницы, а также шатровая колокольня - высокий восьмигранный столп на кубическом основании. Поднятая на четыре массивных столба, усиленных контрфорсами, она вплотную примыкает к западной стене трапезной, в толще которой устроена лестница, ведущая к ярусу звона.
Владимирская церковь привлекает не только изяществом силуэта, но также богатым, хотя и несколько архаичным для своего времени декором. Простые по рисунку детали (поясок поребрика, треугольные наличники окон) и более сложные (наличники с килевидным завершением, тройной поребрик) - сливаются в едином мажорном звучании. Особой изысканностью отличается рисунок наличника на северном фасаде четверика.
Однако можно заметить, что новая эпоха все же наложила свой отпечаток на облик храма. Так, например, наличники уже не столько выступают над поверхностью стены, сколько заглублены в ее толщу - прием, характерный для первой половины XVIII в.
Как и многие другие ярославские храмы XVIII в. Владимирская церковь имела росписи не только внутри, но и снаружи. На восточной грани восьмерика сохранилось ложное окно, служившее своего рода киотом для фрески.
Успенская и Владимирская церкви составляют прекрасный ансамбль. Тяжеловатая приземистость первой оттеняет, подчеркивает стремительный взлет объемов второго храма. Несомненно, строители Владимирской церкви учитывали архитектуру соседнего здания. Весь комплекс прекрасно вписывается в излучину реки Черемухи.

СЕЛО БАЛОБАНОВО
Из памятников, расположенных по берегам Волги выше Рыбинска, наибольший интерес представляет Успенская церковь села Балобаново, возведенная на холме, у подножия которого шел бичевник - бурлацкая тропа по самой береговой кромке. Ныне церковь оказалась у городской черты Рыбинска. По своему объемно-пространственному решению она принадлежит к широко распространившемуся во второй половине XVIII в. в западных уездах Ярославской губернии типу двухэтажных пятиглавых приходских храмов с продольно-осевой композицией объемов. К основному трехсветному четверику с востока примыкает далеко вынесенная алтарная часть, а с запада - трапезная, над сводами которой поднимается трехъярусная колокольня. Вход в нижнюю Никольскую церковь устроен на западном фасаде трапезной; на второй этаж ведет лестница, помещенная в юго-западном углу здания. Наружное убранство храма выполнено в формах барокко. Полуциркульные окна основного объема и трапезной декорированы характерными для этого стиля наличниками сложных очертаний, сандрики которых в двух нижних ярусах окон решены в виде плавной кривой с короткими полочками на концах, а в верхнем в виде лучкового фронтона.
На всю высоту по краям северного и южного фасадов четверика помещены тосканские пилястры; венчает фасады сложный антаблемент с фигурными филенками в поле фриза, с пояском из зубчиков и с сильно вынесенным карнизом с модульонами.
В оформлении трапезной и алтарной части храма применены поэтажно расположенные парные пилястры тосканского ордера и венчающий антаблемент.
Стройная колокольня декорирована с использованием тех же приемов. По сторонам арочных пролетов нижнего яруса звона помещены спаренные пилястры на высоких постаментах; антаблемент имеет развитый карниз с раскреповками. Арочные пролеты второго яруса звона украшены такими же пилястрами, но уже одинарными; над антаблементом размещен треугольный фронтон. Верхний ярус представляет собой перекрытый граненым куполом высокий четверик, стороны которого слегка выгнуты наружу, а углы обработаны крупными парными волютами, несущими многообломный карниз с раскреповками. На всех сторонах четверика устроены круглые окна, в которых прежде помещались циферблаты часов. Все сооружение венчалось утраченным ныне высоким шпилем.
В интерьерах верхней летней Успенской церкви сохранился резной иконостас классического стиля, увенчанный треугольным фронтоном. Стенописи, среди которых выделяются помещенные в восьмигранные медальоны композиции на евангельские темы, были выполнены в академической манере в 1837 г. крестьянином села Курба Ярославской губернии В.Грачевым и ярославским мещанином П. Сарафанниковым. Весьма характерна для местных стенописей первой половины XIX в. имитация архитектурных деталей (кессонов, карнизов), лепнины и мрамора средствами живописи. Росписи поновлялись в 1950-е гг. ярославскими художниками. Среди икон, находящихся вне иконостаса, наиболее интересна написанная на холсте парсуна Царевич Дмитрий Угличский. Святой изображен на фоне города Углича. Привлекает внимание и помещенная в особом кивории икона Казанская Богоматерь, написанная не позднее конца XVIII в. В нижней Никольской церкви также сохранился иконостас первой половины XIX в. Стенописи выполнены в 1980-е гг. и стилизованы под ярославскую живопись XVII в.